Бирюков Иван Михайлович. "В Рублёво к прадеду"

Тип статьи:
Авторская

Бирюков Иван Михайлович (1865 - 1939)

Сын отставного матроса из Севастополя, после окончания ремесленного училища мог бы всю жизнь работать на железной дороге. Но именно эта дорога вывела его в жизнь, позволив заработать и накопить деньги для поступления на учёбу в Высшее Техническое училище Москвы. После его окончания на Мытищинский водопровод он пришёл в 1891 году - десятником на кессонных работах. Потом сооружал водопровод в Туле, станице Усть-Медведицкой. В Москве Бирюков строил гостиницу "Метрополь", в Ярославле - лесопильный завод, пассажирские пароходы, за что был удостоен звания Почётного гражданина Ярославля.

Молодого трудолюбивого инженера заметили и в 1900 году по рекомендации инженера Н.П.Зимина назначили начальником строительства Рублёвской водопроводной станции, которая была его главным детищем. Бирюков, возможно, и дальше так бы и работал на ней начальником, если бы не годы репрессий. Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

Газета "Мосводоканал", январь 2014 г.


sakharov-center.ru



Тишину знаменитых старинных аллей на Рублёвской станции недавно нарушило "хрусть-хрусть-хрусть..." Шла-шагала по морозцу живая история: в Рублёво пожаловал правнук Ивана Михайловича Бирюкова, самого первого начальника Рублёвской станции!

Сергей Борисович Бунеев очень хотел увидеть прадедову станцию своими глазами. Жадно всматривался в старые постройки, интересовался - где раньше стоял дом Бирюкова. Тот самый, который на старой фотографии: на ступенях крыльца сидят дети Ивана Михайловича и его жены Ольги Густавовны. Среди девочек она - его бабушка, Лидия Ивановна, из шестерых четвёртый по счёту ребёнок. Бирюков всё подтрунивал над своими дочками, в шутку называя их курицами. Когда же Лидия Ивановна родила сына, которого назвали Борисом, дед души в нём не чаял. Иван Михайлович много с ним занимался. Уже к шести годам внук умел считать до миллиона, играть в шахматы, пользоваться линейкой. Называл он его ласково "Бобочка" и даже сказку о внуке сочинил.

Об этом Бунеев знает от своего отца. Оказывается, жив и здравствует "Бобочка"! Любимому внуку Бирюкова сегодня 92 года. "Хорошим здоровьем и долголетием своих детей и внуков наградила Ольга Густавовна, происходившая из семьи обрусевших немцев. Одна из дочерей дожила даже до 105 лет, - рассказывает Сергей Борисович. - Отец и сегодня наизусть читает "Евгения Онегина". На всё лето уезжает на Валдай, причём, сам за рулём. Там у него дом, а мы к нему приезжаем на его День рождения.

Отец выбрал профессию режиссёра. Когда ещё постигал её азы, был любимым учеником у Сергея Эйзенштейна. Что же касается Лидии Ивановны, то она связала свою судьбу с медициной. В гражданскую войну бабушка участвовала в борьбе с эпидемией чёрной оспы в Средней Азии. В это же время она познакомилась со своим будущим мужем Бунеевым, врачом-психиатром. После войны в знак благодарности ей дали квартиру на Остоженке, целый этаж, который быстро заселился однополчанами и родственниками. Родившийся в 1921 году у Лидии Ивановны сын Борис раннее детство провёл в доме Бирюкова на Рублёвской станции. Великую Отечественную войну Лидия Ивановна прошла с санитарным поездом. У неё было много военных наград, Орден Ленина. После войны она работала директором дома ребёнка в Москве, а её муж возглавлял институт судебной психиатрии".

- Известно ли что-нибудь о других дочерях и сыне Ивана Михайловича? - интересуемся у правнука Бирюкова.

- Сёстры разлетелись по жизни и почти не общались. Я не скажу, что семьи и со стороны Бирюковых, и со стороны Бунеевых были дружными, видимо, коммуналки их доконали...

После морозной прогулки по станции разговор о судьбе Ивана Михайловича Бирюкова продолжался уже в кабинете Сергея Александровича Фомичёва, нынешнего директора Рублёвской станции водоподготовки.

Более десяти лет назад здесь, в Рублёво, серьёзно занялись историей станции. Отправили запросы в архивы Московской городской думы, ФСБ (НКВД) и другие. Материал собирался, и вскоре родилась книга - "Близ вод, сиявших в тишине", которую написал Георгий Блюмин. Сведения о строительстве станции, как и об Иване Михайловиче Бирюкове, автор почерпнул из мемуаров самого Бирюкова. Была в них глава, посвящённая годам его работы в Рублёво, но только куда-то пропала, притом, что рукопись сохранилась. В конце прошлого года её поиски привели правнука Бирюкова в Музей воды. Но и там этой главы в копии рукописи Бирюква, которую хранит музей, не окоазалось.

...Иван Михайлович имел блестящее по тем временам инженерное образование, отлично знал технологию строительства. Многие отмечали его организаторский талант. Занявшись устройством городских водопроводов, он быстро доходил до всего сам, чем, видимо, и привлёк к себе внимание уже именитого московского инженера Николая Петровича Зимина, который порекомендовал "незнатного" инженера князю Голицыну.

Бирюкову предложили построить самую ответственную часть Москворецкого водопровода - Рублёво. И спустя год и два месяца станция дала воду постоянно испытывавшей жфжду Москве. Надо сказать, что Бирюков начинал свою работу в Рублёво не с самого нулевого этапа, на его плечи легла работа по запуску сооружений, исправлению тех просчётов, которые были допущены.

К примеру, по решению городской комиссии в Рублёво ошибочно были установлены английские медленные фильтры. Буквально в первый год, в весенний паводок, эти фильтры не смогли работать. Решено было как можно быстрее переделывать технологию. Строились дополнительные сооружения. В самом начале воду просто фильтровали, потому что она была чистой. Позже на станции стали применять для очистки воды коагулирование, другие технологии. И всё это начиналось при Иване Михайловиче.

Эти факты из биографии первого руководителя станции известны. А вот о его дальнейшей судьбе на Рублёвской станции ничего не знали - почему Бирюкова отстранили от руководства станцией? Какие отношения у него сложились с новой властью в 20-х годах? Могли только догадыватьс, ведь в те годы была такая политика: на производства приходили люди с маузерами, которых назначали руководителями. А от спецов просто избавлялись. Водопроводная отрасль не была исключением. Поговаривали, что и Бирюков ушёл со станции, где-то работал...

- Не совсем так. Его тоже взяли, когда начались процессы промпартии, - поведал нам его правнук, кстати, в прошлом журналист-международник, а сегодня работает на телеканале "Россия". - Мне пока не удалось обнаружить документы за этот период, но в семье было известно, что один генерал НКВД, фамилии его никто уже не помнил, забрал прадеда в Кузбасс. То есть под судом прадед не был, забрали его по-тихому, как спеца. Он там построил не то гидроэлектростанцию, не то водонапорную систему, и через два года его отпустили. Он вернулся в Москву в дом старшей дочери. Вскоре случилась страшная трагедия: его единственного сына репрессировали и расстреляли в Донском монастыре. За что? В семье не говорили. Знаете, тогда вообще все были страшно напуганы происходящим - и ссылкой Бирюкова, и смертью его сына. Об этом больше молчали. Но Кузбасс и гибель сына - всё это серьёзно подорвало Бирюкова...

- Хотя неизвестно, что было бы лучше - остался бы Иван Михайлович на станции или "его ушли", - размышлял С.А.Фомичёв. - Почти все специалисты Рублёвской станции тогда попали по репрессии. Один из них даже не вынес пыток и покончил с собой на Лубянке - во время перехода ударился головой о радиатор.

Как же работала станция без спецов? Ведь в те годы она оказалась без химиков, бактериологов. Когда дело бактериологов раскручивали, их сажали, расстреливали. Станция работала благодаря тому, что система была отлажена: низший персонал знал своё дело, крутил гайки, следил за режимами очистки воды. Развития станции в те годы не было, потому что заниматься этим было некому. Но после репрессий многие вернулись в Рублёво. ...История всё расставила на свои места, и светлое имя Ивана Михайловича Бирюкова на Рублёвскую станцию вернула. На административном здании - мемориальная доска с его именем, издана книга о станции, появился свой небольшой музей. И вот главное - к Бирюкову в Рублёво правнук приехал - сын Бобочки!

Л.Данилина

Фото Н.Дивавина

и из семейного архива

Бунеевых

Газета "Мосводоканал", январь 2014 г.


О деде своего мужа, художника Сергея Куликова, рассказывает Татьяна Ивановна Куликова:

...в начале ХХ века родной дед моего мужа, художника Сергея Куликова, честно выкупил эту квартиру в доходном доме (дом 9/5 на углу Гагаринского и Чертольского переулков) для своей многочисленной семьи — детям надо было идти в гимназию.

Дед, Иван Михайлович Бирюков , — человек в истории Москвы легендарный. Именно он был непосредственным строителем столичного водопровода , Рублевской водозаборной станции . В 1910 году водопровод этот был признан лучшим в мире, а Иван Михайлович , первый житель Рублевки — у него там был построен дом, — удостоился чести называться почетным гражданином Москвы.

— Детей было шестеро: Евгения, Анна, Лидия, Ольга, Вера и единственный сын Александр, — перебирает Татьяна Ивановна истлевшие фотокарточки, на них — счастливые времена, кои уже никогда не повторятся, очаровательные детские головки сфотографированы со смыслом одна над другой, в порядке взросления. Или вот еще малышня катается на придуманных отцом веревочных качелях, радостно хохочут, не зная пока, что за будущее им уготовлено. Дочь Ольга училась у самого Собинова, голос имела изумительный... А сын Саша был убит в 37- м году. — Мы нашли его в расстрельных списках Донского монастыря, — задерживает дыхание Татьяна Куликова. — Моя же свекровь, Анна Ивановна — видите, самая красивая девочка на этом снимке, — дожила до глубочайшей старости, ей повезло.

В 30-е годы за инженером Бирюковым , как водится, на Гагаринский пришли. Вернулся он только через несколько лет с грандиозной стройки социализма на Кузбассе, выяснив попутно, что не был ни репрессирован, ни арестован — «взяли» его просто так. Были уверены, что добровольно строить светлое будущее, в котором не было места для просторных и уютных домов на одну семью, Иван Михайлович не поедет. «А он бы поехал, он был великим энтузиастом», — продолжает Татьяна Куликова.

...К возвращению деда Дом был уже коммуналкой, переполненной событиями и людьми, но зато в самом сердце Москвы, историческом его центре.

Тикают на израненной трещиной стене гостиной швейцарские часы — приданое бабушки, урожденной немки Ольги Густавовны Шульц. Им уже лет под двести. Из того же свадебного имущества — картинка на стене, голландская масляная живопись, старинный пейзаж. «Ширпортреб это, — отмахивается Татьяна Ивановна. — То поколение было совершеннейшие нестяжатели. Иван Михайлович Бирюков жил очень скромно, хотя имя его гремело по всему миру. Но было неприлично шиковать. Бабушка Ольга Густавовна сама шила детям сапожки, ботинки. Ребятишек тоже приучали к труду, к самым простым истинам — живи честно, не лги, не предавай, не заглядывайся на чужое...»

Екатерина Сажнева

Из статьи "Вишнёвый сад у Кремля" ("МК", 28.02.2013)


Интересные факты

Фотография инженеров и строителей Москворецкого водопровода, стоящих на фоне мемориальной доски, водружённой на фасаде наземного павильона Воробьёвского резервуара. На ней высечены слова: «Водопровод сей, снабжающий город Москву Москворецкою фильтрованную водою, сооружён в царствование Государя Императора Николая II при московском генерал-губернаторе великом князе Сергее Александровиче и при московском городском голове князе Владимире Михайловиче Голицыне трудами городского Общественного Управления и Высочайше утвержденной Комиссии под председательством инженера Ивана Фёдоровича Рерберга, главных инженеров Николая Петровича Зимина и Константина Павловича Карельских, производителей работ: инженеров Ивана Михайловича Бирюкова, Николая Аркадьевича Кузьмина, Александра Петровича Забаева и архитектора Максима Карловича Геппенера». В розетке над текстом был изображён Георгий Победоносец (герб Москвы) с парящей над ним императорской короной.М.К. Геппенер. Рублевская водопроводная станция. Водоприемник. Фото нач. ХХ в. Музей Воды Эта же икона до 1917 г. находилась и на Рублёвской станции, на выходящем на Москву-реку фасаде водоподъёмного здания.

Для строительства резервуара на Воробьёвых горах было выбрано одно из красивейших мест города. В свое время архитектор А.Л.Витберг начинал здесь сооружать Храм Христа Спасителя. Участник строительства Москворецкого водопровода инженер И.М.Бирюков пишет в своём дневнике: «При вырытии котлована под этот резервуар были найдены остатки (печные изразцы) сгоревшего дворца Ивана Грозного, а по откосам Москвы-реки — части фундамента предполагавшегося к постройке Храма Спасителя».

geppener.ru


Если театр начинается с вешалки, то водопроводная станция с… фонтана. Так решил 35-летний инженер Иван Бирюков, руководивший строительством Рублёвской станции, и стал его искать.

Открытка начала ХХ в.

По словам работников станции, воду из этого фонтана можно пить

В начале прошлого века в Москве было много фонтанов, но воды на всех не хватало: фонтаны разрушались, ветшали и приходили в полную негодность. Вот и этот красавец, более ста лет радующий глаз посетителей каскадом воды, стекающей из мраморных чаш, и игрой водяных струй, был найден в плачевном состоянии на задворках винно-соляного склада. Нынешний директор Рублёвской станции Сергей Фомичёв с гордостью сообщает, что воду из фонтана можно пить — она такая же, как в кранах любой из московских квартир. Между прочим, именно пуск фонтана стал самым торжественным моментом открытия станции . После него уже прошел молебен, заиграл духовой оркестр, а на концерте в честь запуска нового инженерного сооружения состоялся дебют будущей великой оперной певицы Валерии Барсовой. Тогда же 11-летняя девочка с успехом исполнила русские песни. Гордостью Рублёвской станции стал и уникальный парк с необычными для Подмосковья растениями. Сто лет назад руководство заказало более 5000 саженцев редких деревьев и кустарников, сейчас их на территории парка вдвое больше.

Лариса Алфёрова, Игорь Сорокин

moscvichka.ru


RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!